Главная » О банках » Сергей Романчук, АКБ Металлинвестбанк: За 20 лет у нас всего с десяток убыточных месяцев MarketLab: Financial Innovations

Сергей Романчук, АКБ Металлинвестбанк: За 20 лет у нас всего с десяток убыточных месяцев MarketLab: Financial Innovations

Металлинвестбанк: отзывы сотрудников и клиентов, реквизиты

Вряд ли какое-то важное событие на российском валютном и денежном рынке оказывается вне зоны внимания сотрудников коммерческого банка Металлинвестбанк . Дилинговым центром руководит Сергей Романчук. Рыцари капитала и валютных котировок чутко реагируют на любые изменения мировой финансовой конъюнктуры.

20 лет на валютном рынке, 20 лет в одном и том же банке в сегодняшние дни это большая редкость. MarketLab расспросил Сергея о его прошлом, настоящем и будущем в профессии, которой он предан все эти годы.

Сергей Романчук, руководитель операций на валютном и денежном рынке АКБ Металлинвестбанк , президент ACI Russia

Стипендия была призрачной и ее хватало только на 3 обеда в столовой

– Добрый день, Сергей. Спасибо, что согласились принять участие в проекте Биржевые люди . Скажите, как вы пришли в профессию?

Я видел, что вы серьезно занимались физикой.

– В банк я пришел в 1995 году, в то время учился на 4 курсе физического факультета МГУ. Раздумывал над продолжением карьеры – научная карьера или бизнес.

В момент, когда я пришел в банк, по началу работа была, скорее, факультативом. Профессия только начиналась. В России людей с опытом работы не было, и можно было устроиться в банк, не обладая им.

Достаточно иметь голову и желание работать. Знакомые, которые до этого пришли в банк, пригласили попробовать и заняться валютным рынком. В тот момент в банке этим никто не занимался, только исполнялись редкие клиентские заказы.

Было огромное поле для того, чтобы начать работу. Пятый и половину шестого курса я совмещал работу в банке, потом одновременно с работой закончил аспирантуру на физфаке.

И после ее окончания выбрал банк для продолжения своей карьеры.

– Да, это мое первое и единственное место работы в банковской сфере. Конечно, когда я был студентом, то подрабатывал в разных местах. В 90-е годы, чтобы прожить в Москве студенту приходилось искать дополнительный источник дохода.

Стипендия была призрачной и ее хватало только на 3 обеда в столовой. Работал программистом, инженером-электронщиком, экспертом-консультантом справочно-правовой системы Гарант . Ездили по Москве и устанавливали ее.

Потом пришел в банк изначально на полставки, но позже остался. Соответственно, с тех пор занимаюсь тем же самым делом.

– Сергей, а в связи с чем такая привязанность к Металлинвестбанку ? Насколько я знаю, молодежь сейчас непостоянная стала. Отработают в одном банке и через год в другой переходят, ищут зарплату повыше.

Даже Герман Греф жаловался: обучим сотрудника, а он быстро уходит в другой банк.

– Безусловно, удерживает на месте уникальная комбинация факторов, среди которых немаловажный – это свобода в принятии решений. Сейчас валютный дилинг воспринимается как самостоятельный бизнес внутри банка.

Изначально это было структурировано на принципах хозрасчета: чем больше ты заработаешь, тем больше будет премия. Акционеры всегда четко исполняли условия изначального договора, поэтому каких-то вопросов по оплате труда не возникало. Это дало свои плоды.

У нас текучесть кадров минимальная.

– Ядро в дилинге у нас осталось тем же самым – с 1995 года до сих пор работает 3 человека. Следующее попополнение было через несколько нет.

Относительно недавно брали нового сотрудника, но это весьма редкое вливание в коллектив.

– Конечно, было множество предложений с переходом. Но всегда вставала альтернатива, если ты идешь в большую компанию, то твое будущее зависит от непосредственного руководства и от того, как идут дела в глобальной структуре.

У нас в Металлинвестбанке достаточно уникальный баланс: одной стороны, крупное финансовое учреждение, чтобы иметь возможность работать, иметь лимиты со всеми крупнейшими российскими и международными банками, с другой, не такая большая структура, чтобы обрасти бюрократическим аппаратом.

– Сейчас в торговом отделе много людей занято?

– Нет, немного. Всего в дилинговом центре, занимающимся операциями на валютном, денежном рынке, торговле с инструментами фиксированной доходности трудится 10 человек.

– Сергей, были приглашения от глобальных инвестиционных банков?

– Не было желания перейти по тем причинам, которые вы ранее озвучили?

– Та цена за переход, которую я озвучил, была достаточно велика. Необходимо было покрыть издержки, возникающие в части неопределенности.

С одной стороны, ты делаешь свое положение прочнее, если ориентироваться на карьерный рост. С другой стороны, в большой структуре финальный результат меньше зависит от тебя.

А желание оставаться в Металлинвестбанке – это была какая-то предпринимательская жилка. И что касается материального вознаграждения, то оно было вполне достойным и зависящим от конечных результатов труда в банке.

Сергей Романчук с бывшим управляющим директором срочного рынка Московской биржи Романом Сульжиком (слева)

– Сергей, фактически вы старожил валютного рынка России. Не один кризис остался у вас в памяти. Вы можете вспомнить какие-то этапы развития валютного рынка?

Может быть, кризис 98 года или какие-то свои успехи в историческом ракурсе?

– Одним из ярких впечатлений стал не только 1998 год, но и 1995 год. Это было первым годом начала моей карьеры.

Тогда запомнился первый крупный локальный межбанковский кризис. Банком, который тогда пострадал и не расплатился, был Московский городской банк . В этом заключалась моя первая школа кризиса.

Выяснилось, что мы, трейдеры, понимали больше происходящее, чем зампреды, которые нас курировали. Запомнилась фраза, когда нас просили найти деньги в отсутствие лимитов на рынке: Ну что же вы? Сделайте своп! . Это было довольно забавно.

Тогда рынок был совершенно другим.

– Что касается валютного рынка, то запомнились битвы гигантов, когда крупнейшие банки образовывали картельные пулы и играли друг против друга. Были достаточно дикие времена.

Сейчас это вспоминается с иронией.

– Далее, это 1998 год. Первый год, когда удалось заработать приличное количество денег в виду того, что принесли результаты те инвестиции, которые были сделаны раньше.

В первую очередь, в развитие электронных систем. Наш банк стал первым маркетмейкером в системе электронных торгов на Московской бирже , которая тогда называлась ММВБ. В момент кризиса, когда лимиты были полностью закрыты, вся торговля фактически свелась к биржевой.

Мы были единственным банком, который на регулярной основе предоставлял свои котировки. Те спреды, которые были тогда, позволяли заработать и также почувствовать, что мы делали большую часть рынка. В августе-октябре 1998 года наша доля в некоторые дни приближилась к 50% оборота на бирже.

Это были нереальные ощущения. После того, как мы видели серьезные сражения крупнейших олигархических банков, рынок перешел в новую категорию анонимной электронной торговли.

И нам удалось в этом преуспеть. Наверное, это самый серьезный фазовый переход, который произошел с валютным рынком.

Российский валютный рынок приобрел свою уникальную черту – он перешел на биржу.

– Следующим этапом стала середина 2000-х годов, когда расцвела международная электронная валютная торговля. Рубль стал свободно конвертируемой валютой.

Мы были первым банком, который начал предоставлять котировки российского рубля в международных электронных платформах. В первую очередь, это EBS. Мы первый банк, который стал клиентом иностранного прайм-брокера.

Какое-то время вплоть до 30% оборота на западных площадках по рублю приходилось на Металлинвестбанк . Это еще одна серьезная веха.

– После этого конкуренция сделала свое дело. Диверсификация среди участников торгов стала выше. Кризис 2008-2009-х годов, безусловно, также оставил неизгладимые впечатления.

Происходящее тогда было важным в плане проверки на прочность системы риск-менеджмента. Банк оказался сильно вовлечен в форвардные операции. Во всех этих кризисах нам удалось не потерять на кредитных вещах, дефолтных институтах.

Каждый кризис предоставлял возможности. Мы достигали хорошие торговые результаты.

С одной стороны, это время возможностей. С другой, есть волнение за всю банковскую систему и за то, что происходит со сбережениями граждан, судьбой страны. В 1998 году еще этого не было.

Мы были достаточно молоды и в стране особых накоплений не было. В 2008-2009 годах уже был серьезный вызов. 2014 год новое испытание.

И каждый раз в одну и ту же реку мы не входим, рынок меняется, изменяется его восприятие. Какие-то общие черты можно найти, но каждый раз жизнь преподносит новые сюрпризы.

– Как я понял, в развитии валютного дилинга основной упор вы делали на электроннные торговые системы. А сейчас какой оборот электронный дилинг занимает в общем обороте банка?

– Что то около 80%. Другое дело, что алгоритмика алгоритмике рознь. В основном, у нас маркетмейкерские операции, предоставление ликвидности.

Это не высокочастотные арбитражные операции, а, по сути, предоставление моста между OTC -рынком и организованным рынком. Чтобы клиентам можно было осуществлять операции, мы использовали организованные площадки как канал предоставления ликвидности.

У нас есть, конечно, обычный направленный клиентский бизнес. Но в силу того, что банк не может конкурировать с гигантами по количеству клиентов и размеру балансов, то мы не можем брать каких-то рисков от больших сделок. Соответственно, конкурируем больше в бизнесе, зависящем от оборота.

В каких-то сложных инструментах ориентируемся на то, чтобы риски были ограничены и зарабатываем не за счет позиции, а за счет оборота.

– Фактически вы являетесь инвестиционным банком, я правильно понимаю стратегию бизнеса Металлинвестбанка ?

– Сам банк, конечно же, ближе к коммерческому банку, но в части финансовых рынков, да. Однако классическое понимание инвестиционного банка в том, что он может брать существенные риски на финансовых рынках. В американском регулировании произошло окончательное отделение инвестиционных банков от коммерческих.

Все зависит от того, какие риски банк готов брать на себя. Мы свои риски сильно ограничиваем, кроме того, структурные продукты не выпускали, а сосредоточились на ванильных продуктах.

Да, мы выступаем как инвестиционный банк на рынке валют и ставок, но не классический инвестиционный банк, а достаточно нишевый.

Сергей Романчук с управляющим директором по денежному рынку Московской биржи Игорем Маричем (справа)

За 20 лет у нас было всего с десяток убыточных месяцев

– Я видел интервью Антона Крейла, бывшего трейдера Голдман Сакс. Он сказал, что главное отличие инвестиционного банка от хедж-фонда заключается в том, что в его обязанности входит котирование финансовых инструментов для клиента.

Скажите, в тот момент, когда все летит в тартарары , не появляется желание весь торговый капитал банка разместить в какую-то направленную позицию или портфель позиций, чтобы получить быструю спекулятивную прибыль?

– Категорически, нет. Пройдя достаточно долги путь, мы понимаем, что любая направленная сделка это риск.

Даже если она кажется с большой вероятностью выигрышной, но таковой она может не являться. Все это некие вероятностные модели. В каждом случае все зависит от множества факторов: действий регуляторов, которые предугадать невозможно.

Например, в 2014 году мало кто мог предположить, что Центральный банк допустит такую волатильность рубля, хотя у него были все средства, чтобы этого не допустить. Поэтому такого искушения вложиться полностью в направленную позицию у нас не возникает.

Кроме того, мы всегда придерживаемся лимитов открытых позиций. Не хотим банк подвергать каким-то регуляторным, нормативным рискам.

– Существующая практика банковского регулирования в России ограничивает возможности банков принимать на себя риски. Мы не стремимся к этому.

Для нас выгоднее зарабатывать на коротких трейдах, на внутридневной работе, чем брать какие-то направленные позиции в надежде сорвать банк . Если посмотреть на статистику за 20 лет, то у нас было всего c десяток убыточных месяцев. Это показывает, что в плане финансовых результатов мы близки к высокочастотным фондам. Насчет обязанности котировать рынок мы ближе к инвестиционным банкам.

Наполнять рынок ликвидностью это некая ответственность, которая у нас всегда присутствует по отношению к клиентам, контрагентам по межбанковскому рынку. Также сейчас формализованы отношения с Московской биржей , где мы являемся одним из основных маркетмейкеров.

Сейчас, может быть, это не так заметно и критически важно, так как на рынке более совершенная конкуренция.

– Московской бирже удалось выстроить систему, когда доступ на рынок имеет большое количество игроков, в том числе и иностранные хедж-фонды. На протяжении всех кризисов мы это делали, были банком, который если и уходил с рынка, то уходил последним.

В 2014 году мы были единственными, кто держал котировки по длинным валютным свопам и по фьючерсу на валюту на ФОРТСе на разные сроки.

– Сергей, вы сейчас котируете все валютные фьючерсы на Московской бирже и валютный спот?

– Да, верно. Все инструменты, только в разных объемах. К примеру, на валютном споте в паре доллар США-рубль у нас нет желания выдерживать какие-то условия предоставления ликвидности, так как рынок там конкурентный и этого особо не требуется.

Но в тех инструментах, где есть клиентская компонента, мы предоставляем ликвидность. Когда это становится убыточным, а мы не скрываем, что такие периоды бывают, то безусловно мы загрубляем обязательства. И параметры ликвидности изменяем.

Но иной раз сознательно берем небольшие убытки, чтобы обеспечить непрерывность рынка.

– Меня давно интересует вопрос, когда маркетмейкер берет на себя обязательства второго контрагента в сделке, то где он перекрывается? К примеру, фьючерс доллар США рубль.

– Риск по позиции раскладывается на два риска: FX- риск и риск процентной ставки. Основной риск или быстрая компонента это FX -риск, который перекрывается на споте.

Необязательно это спот на Московской бирже , это может быть и электронная внебиржевая площадка и межбанковский рынок. Что касается процентного риска, то здесь мы стараемся работать во всех однородных инструментах: это и FX -свопы на межбанковском рынке, свопы на валютном рынке Московской биржи , деривативы на процентные ставки. Это необходимо, чтобы общий риск портфеля был ограничен.

Процентный риск гораздо менее высокочастотный рынок, медленно меняющаяся переменная. Как правило, с этим можно что-то сделать. Но в 2014 году и начале 2015 года было такое, что никто не ставил котировок в инструментах определенных сроков.

Это заставляло нас действовать осторожно, чтобы не превысить риск.

– Недавно смотрел контанго между фьючерсом Si и USDRUB на споте. В конце октября 2014 года началось безумие, в декабре контанго в дни черного вторника подскакивало до 5 рублей.

Наверное, в этот момент арбитражеры выключили свои торговые системы?

– Это ощущалось по тем моментам, когда доля нашего флоу ( Ред. денежного потока в общем обороте рынка ) резко увеличивалась. Старались поддерживать ликвидность в сложные моменты для рынка. Это было самое прибыльное время для нас.

Пока у тебя есть доступ к ликвидности и возможность брать риск, так как ты не загружен предыдущими позициями – это золотое время для маркетмейкера. Волатильность в спреде между фьючерсом и спотом была большой и внутридневной.

Эта ситуация для нас была интересной с точки зрения бизнеса. Безусловно, она сигнализировала о том, что было не очень много игроков, которые готовы на себя брать этот риск.

По разным причинам, в виду того, что вы не могли бы заниматься этим бизнесом, если бы у вас не было достаточного капитала и ликвидных денежных средств.

– В некоторые моменты обеспечение на бирже достигало нескольких сотен миллионов долларов и увеличивалось в разы при росте волатильности. К сожалению, на Московской бирже нет полного неттинга между спотом и фьючерсом, хотя рыночный риск ограничен и не так велик.

Вам необходимо поддерживать позиции в разных контрактах залогами, что является напряжением для любого банка, а в тот момент и для крупнейших. Заранее вы не можете сказать, насколько может увеличиваться обеспечение, чтобы изыскать под него резервы.

Именно поэтому многие были вынуждены по любым ценам резать позиции ( Ред. сокращать позиции по любым ценам ), чтобы пройти через высокую волатильность. Именно это позволяло заработать тем, у кого было достаточно капитала и ликвидности, чтобы ловить падающий нож .

– То есть, вы адаптировались к той волатильности и когда де-факто спред рос, вы просто усредняли позицию?

– Нет, мы ограничивали позицию с помощью стандартных риск-метрик. Спот всегда в пределах лимита на банк.

К концу дня мы старались сводить позицию к нулю. А процентный риск ограничен величиной, которую мы не переступали.

Если бы рынок начал расходиться дальше, то мы не могли бы усредняться. А в какой-то момент пришлось бы и резаться . Всегда нужно быть готовым к этому, как трейдеру.

В этом плане опыт 2008-2009 годов помог.

– Сергей, тот капитал, с которым работает маркетмейкер Металлинвестбанк , эту цифру можно озвучить публично?

– Есть банковский капитал. Мы же не инвестфонд, который на FX обеспечивает определенную доходность вложенных средств.

Есть капитал банка, его можно посмотреть на сайте Центрального банка. По капиталу мы находимся во второй части первой сотни банков, и он задействован.

FX-рынок не требует какого-то особого капитала. Он требует больше ликвидности, у вашего банка должно быть достаточно денежной ликвидности, чтобы фондировать свои позиции и производить расчеты во-время. Какого-то реального напряжения на капитал не возникало, кроме бумажного напряжения, когда вы котируете разные инструменты: спот, фьючерсы, форварда.

Переоценка позиций происходит по разным методологиям, курсам. Соответственно, прибыли-убытки у банка становятся волатильными.

При этом, если оценить по МСФО у вас не возникает каких-то проблем. Когда рынок стабилизируется на месте, то у вас прибыль по РСБУ не будет отличаться от управленческой прибыли.

Балансовую прибыль бросало из стороны в сторону. Мы делали оценки, и колебания в десятки рублей в эти дни сумели пройти.

– Разработкой маркетмейкерских стратегий и их тестированием занимается тот же отдел, который вы возглавляете или есть специализированный?

– Эти разработки внутри дилингового центра. У нас команда, в которой есть 3 программиста, пишущих код.

Есть руководитель электронной торговли. Дилеры, которые выполняют роль трейдеров с точки зрения мониторинга позиции и сейлзов при работе с клиентами.

Они также принимают участие в анализе рынка и в том, каким образом правильнее выстраивать алгоритмику.

– Кроме того, могу сказать, что наша алгоритмика достаточно проста. Мы не претендуем на роль какого-то выдающегося квант-хауса , который разрабатывает уникальные методики, чтобы заработать все деньги мира. Мы прекрасно понимаем, в чем заключается наше конкурентное преимущество.

Традиционно, основным моментом было то, что мы занимаем серединную нишу между большими банками и маленькими банками, ритейл клиентам. Осуществляем трансмиссию ликвидности между различными участниками.

Соответственно, начав одними из первых, имеем большое покрытие из электронных платформ и кредитных линий, отношений с банками.

Девальция рубля это комбинация факторов, которые сыграли в определенный момент

– Ваш акционер, отраслевой холдинг Объединенная металлургическая компания (ОМК), объединяющий 6 металлургических комбинатов. В дни, когда наблюдалась волатильность рубля, вы помогали им хеджировать валютные и процентные риски?

– Безусловно, клиенты группы ОМК являются для нас основными. Но их политика хеджирования и, в целом, поведения на финансовом рынке не сосредоточены полностью на Металлинвестбанке . ОМК крупнейший холдинг, работающий со всеми ключевыми банками российской банковской системы. Поэтому мы поставлены в условия рыночной конкуренции.

Сделки заключаются с нами только в случае, если по ним лучшие цены и условия. Но мы не берем больших рисков, если группе нужны структурные продукты.

Конечно, оказываем им консультационные услуги, так как обладаем определенной экспертизой на рынке.

– В связи с чем были провалы у многих компаний из реального сектора, таких как Транснефть , Фосагро , Полюс-Золото . Мечел , Аэрофлот в части хеджирования валютных и процентных рисков, когда они снижали свои риски в части укрепления рубля. В итоге, попали на его девальвацию?

– Здесь присутствует два момента. Во-первых, это хорошая работа банковских сейлзов, которые продавали соответствующие структурные продукты. Скорее всего, менеджеры компаний отдавали себе отчет в том, что они делают.

Но присутствовал довольно позитивный трек-рекорд результатов того, что они делали предыдущие годы, когда получали положительный финансовый результат по таким сделкам. Реально вы терпите крах подобной стратегии раз в 10 лет.

Все остальное время вы выигрываете.

– Кроме того, пресса обсуждает эти сделки только в отражении того, что видно непосредственно в отчетности по данным операциям. Однако это не совсем правильно.

Если сделка заключалась не с целью спекулятивно продать некий риск и заработать на этом дополнительно, а в целях хеджирования, то нет ничего страшного, если вы получили убыток по производным финансовым инструментам, при этом увеличилась прибыль от вашего основного бизнеса. Если это так, то это реальный хедж.

При убытке на финансовых рынках, вероятно, ваш бизнес стал более прибыльным от изменения цен на товары.

– Сергей, убыток хеджера это прибыль того банка, который предоставлял эту услугу?

– Не совсем так, банк выступает как некий агент. Даже если он дилер и берет риск на себя, то все равно зарабатывает небольшую маржу.

Так как все сделки с клиентами хеджируются на рынке. Этот риск распределяется между различными участниками, пока не найдет финального хеджера или клиента с другой стороны, держателя риска.

Но, как правило, держатель риска это не тот банк, который заключил сделку с клиентом-хеджером. Поэтому прибыль банка не равна сумме сделки.

Естественно, она может составлять некую ее часть. Если такая сделка не может быть исполнена перед клиентом, то банк потеряет многомесячную прибыль.

Банк, как правило, зарабатывает достаточно небольшую маржу, потому что не хочет и не может быть держателем риска в последней инстанции.

– То есть, октябрьско-декабрьская девальвация рубля не могла быть неким биржевым корнером , в котором хеджеров заставили закрыть позицию по плохой для себя цене, когда доллар США подскакивал до 80 рублей?

– Конспирологическая теория о том, что это умысел нескольких участников, вряд ли имеет право на существование. Сложно представить, что это было проявление чьей-то воли. Думаю, что просто комбинация факторов, которые сыграли в один момент.

Не думаю, что это корнер . Да, подобного рода вещи случаются, когда ведется игра с поставочными инструментами, на товарных рынках. На валютном рынке это практически исключено, потому что главную скрипку здесь играет Центральный банк. Даже если представить, что это злой умысел тех, кто сидел в лонге по доллару США, то есть ряд факторов, говорящих об обратном.

Во-первых, выше 70 рублей пошли достаточно небольшие объемы. И Центробанк мог вести другую политику, упереться с офером где-нибудь на 55 рублях. И мы тогда не пошли бы выше.

И ЗВР (Ред. золото-валютных резервов) хватило бы для этого. Может, даже удалось бы сэкономить, так как население не подключилось бы к девальвации.

Конечно, вряд ли у Центробанка был злой умысел. Возможно, были какие-то неоптимальные или ошибочные решения.

Но это не следствие чьей-то конкретной воли.

Сергей Романчук с управляющим директором срочного рынка Московской биржи Кириллом Пестовым (справа)

Поведение Энергобанка несет системный риск для биржевой торговли

– Сергей, президентство в ACI Russia для вас это отдушина от основного бизнеса или возможность завести какие-то новые деловые связи?

– ACI Russia это еще один аспект моей работы. В определенный момент создалась ситуация, когда кто-то из банковского сообщества должен был подхватить эту деятельность. Было определенное желание не только зарабатывать деньги, но и что-то создать, поучаствовать в становлении финансового рынка в России.

Считаю очень важным участие в международных институтах, которые существуют на финансовых рынках. ACI это неформальная международная СРО (саморегулируемая организация). Конечно, участие в ACI дает некий позитивной эффект для бренда банка, но много личных усилий уходит на организацию работы ассоциации в России.

Поэтому, наверное, это некие социальные обязательства по отношению к профессиональному сообществу лично для меня.

– Сергей, вы участник Комитета по валютному рынку при Московской бирже ?

– Да, некоторое время я был Председателем Комитета по валютному рынку, сейчас являюсь простым его участником. Причина в том, что перешел в Совет биржи, который является высшим репрезентативным клиентским органом на бирже.

А так, действительно, много времени я посвятил работе в Комитете и продолжаю это делать.

– Совсем недавно было озвучено решение Комитета о том, чтобы исключить АКБ Энергобанк из числа участников валютных торгов на Московской бирже . Энергобанк остался в составе участников валютного рынка Московкой биржи ?

– Кстати, хороший вопрос, интересно посмотреть, чем история эта закончилась. Я не помню, чтобы была новость о фактическом исключении Энергобанка , но решение Комитета принималось практически единогласно. Было несколько воздержавшихся, которые не хотели судить об этой ситуации, не обладая полнотой всей информации.

Ситуация довольно яркая.

– Здесь основная претензия к Энергобанку в том, что он не стал пользоваться стандартной системой разрешения споров на бирже, которая прописана в правилах. Это нормы деловой профессиональной этики. Такое поведение Энергобанка несет системный риск для биржевой торговли.

В связи с этим, было резкое заявление Комитета по валютному рынку. В случае, если этот прецедент, с точки зрения ухода от ответственности со стороны Энергобанка , оказался бы удачным, то он с большим успехом мог быть растиражирован.

– Даже если была хакерская атака и несанкционированное вхождение в вашу торговую платформу, то все равно вы ответственные за этот результат. Можно договариваться на двухсторонней основе для уменьшения убытков от сбоев.

Если мы вернемся на межбанковский рынок, который не анонимный, когда два участника знают друг друга, то там подобные проблемы практически исключены. Если трейдером совершается очевидная технологическая ошибка, то подобная сделка, как правило, отменяется, и стороны не заставляют друг друга ее исполнять, применяя арсенал юридических действий.

При этом речь не только о таких больших отклонениях от рынка, как было с Энергобанком , даже намного меньших. Поэтому наши биржевые правила могут быть доработаны и улучшены с целью упрощения стандартных процедур разрешения подобных ситуаций, чтобы быстрее приходить к обоюдному согласию.

– У нас неоднократно были моменты, когда сделки заключались по нерыночному курсу и мы добивались минимизации своих экономических издержек, используя стандартные биржевые процедуры. Сами раскрывались и просили контрагента раскрыться и договаривались о том, что как-то друг другу компенсируем убытки от ошибок.

Безусловно, это добавляет надежности рынку, когда у вас есть понимание, что сделки совершаются только тогда, когда обе стороны хотят ее заключить. В общем, присутствуют две стороны медали. Но важно не допустить ситуацию, когда компания в одностороннем порядке решает не исполнять обязательства и начинает уголовные преследования, арест счетов.

Это является недружественным шагом по отношению ко всему рынку.

Сергей Романчук и Алексей Навальный (справа)

– Московская биржа анонсировала совместный проект по фиксингу курса рубля с EBS. Насколько понимаю, по политическим причинам сорвался проект?

В чем могло быть его преимущество?

– Нет, проект сорвался не по политическим причинам, а, скорее всего, по коммерческим. Идея этого фиксинга родилась достаточно давно. Ни о каком охлаждении с Западом тогда речи не было.

Здесь вопрос исключительно в том, что Московская биржа и EBS не пришли к коммерческому пониманию того, как они этот фиксинг будут использовать. Возможно, что эта идея все-таки будет реализована.

– Фиксинг EMTA является основным для рынка беспоставочных форвардов. Сейчас эта организация пересматривает свою методику, так как она базируется на опросе пула банков и по своей конструкции подвержена манипулированию. В мире банки платят многомиллиардные штрафы по искам регуляторов и властей в этом вопросе ( Ред. речь про скандал с LIBOR и им подобным ). Поэтому идет речь о смене методологии фиксинга.

Это произойдет после того, как ЕМТА решит, как лучше выстраивать методику.

– Поэтому EBS и Московская биржа будут заинтересованы в том чтобы участвовать в совместном фиксинге ЕМТА. Его плюс будет заключаться в том, что вы покрываете спектр всего рынка и лучше отражаете тот курс, по которому могут совершить сделки разные категории участников.

Это необходимо, чтобы перевести риск из беспоставочного инструмента в поставку.

– Единственные опасения заключаются в том, что, если при каком-то развитии событий будут введены ограничения по капитальным операциям, и у нас возникнет ситуация множественности курсов между иностранным рынком и внутренним российским, то вместо получения точного фиксинга мы получим два курса между внутренним и внешним рынком, два кластера. Подобного рода кластеризация произошла на форвардном рынке, так как в 2014-2015 годах очень сильно расходились цены по форвардным контрактам.

Причина в том, что рынки были разведены по возможности кредитных линий и арбитража между ними. На споте такого нет, но потенциально некая опасность существует.

Конечно, она несет больше экзотический характер и является риском второго порядка малости. Поэтому совместный фиксинг EBS и Московской биржи был бы возможен.

– Вам не кажется, что фиксинг курса рубля со стороны Центробанка морально устарел, хотя бы в части того, что сегодня определяется курс на завтра?

– Это происходит из-за того, что курс Центробанка определяется больше в интересах бухгалтерского учета, нежели коммерческого. Да, у нас есть клиенты, которые просят заключать сделки по курсу Центрального банка, даже в поставочных форвардах. Эта методика давно устоялась.

Каких-то сложностей здесь нет. Именно с точки зрения балансового учета то, что он запаздывает. С другой стороны, он определяется на завтра, что вполне нормальная практика.

Каких-то проблем с точки зрения методологии я не вижу. В принципе, этот фиксинг не является торгуемым продуктом, поэтому здесь не возникает проблемы манипуляции и нет какого-то коммерческого использования.

– Честно говоря, мы спорили в рамках Комитета по валютному рынку и на площадке ACI насколько уместно предлагать Центральному банку применение коммерческих фиксингов. К примеру, есть фиксинг Московской биржи . Но это создает проблемы, если фиксинг будет торгуемым, то не приведет ли это к некоей сингулярности по времени для исполнения клиентских сделок.

Если все клиенты захотят делать сделку в один момент. Это может вызвать проблемы с ликвидностью. Поэтому общественное мнение склоняется к тому, чтобы не ломать сложившуюся систему.

Да, балансовые операции несколько рассинхронизированы. Но можно менять не методологию расчета курса Центрального банка, а учетную политику в отношении различных инструментов.

– Сергей, насколько понимаю, Московская биржа – это центр ликвидности в торгах валютными парами в части рубля. А какие-то другие внебиржевые иностранные площадки Currenex, EBS, HotSpot, Integral м огут составлять конкуренцию по рублю?

– С биржей, конечно, конкурировать никто сейчас не может. Лучший из иностранных рынков по отношению к Московской бирже объем EBS приближался примерно к половине ее оборота в части рубля в лучшие периоды.

Но сейчас это отношение в разы ухудшилось, что связано с тем, что российские банки не имеют регулярного доступа на западные площадки. Услуга прайм-брокериджа, когда крупный западный институт делится своими кредитными линиями, фактически продает кредитный риск, сейчас практически не оказывается.

Лишь небольшим объемом. Поэтому рынок сегрегирован.

Но если у вас есть доступ туда, то это возможность для дополнительного заработка.

– На западных площадках шло увеличение оборота, так как электронные площадки используются не только для межбанковской торговли, но и для привлечения корпоративных клиентов, фондов. Они преследуют цели по капитальным, экспортно-импортным операциям. А рубль, несмотря на проблемы, приобрел международную значимость, и западные компании, ведущие деятельность в России, зачастую обслуживаются в западных банках, поэтому у них есть спрос на использование иностранных электронных платформ.

Хотя сейчас там торговый объем меньше.

– В декабре были высказывания наших силовиков , не помню, кто точно говорил. Смысл фразы был в том, что это заговор против рубля . Кто делает основной оборот на Московской бирже по рублю локальные или глобальные игроки?

– Ситуация не столь прозрачна. Трудно определять, кого называть локальным , а кого глобальным игроком. Большой оборот делают высокочастотные трейдеры, которые заходят через российских брокеров.

Можно посмотреть рейтинги Московской биржи , кто делает основной оборот на валютном рынке БКС, Открытие. Мы не знаем, кто стоит за ними, в большей степени, это компании нерезиденты.

Но чьи интересы они представляют? Алгофонды делают большой объем, но объем объему рознь.

Если вы высокочастотный дом и у вас небольшой временной горизонт удержания рисковой позиции, то, по большому счету, на курс вы влияния не оказываете, а всего лишь на микроструктуру рынка.

– Сергей, замечаю в последнее время, что вас заставляют давать прогноз по курсу рубля. Вас не смущает быть в роли прогнозиста? Когда я общался с Александром Потавиным, то он сказал такую вещь, что когда работал в Ай Ти Инвест , то его постоянно просили сказать, какой будет завтра фьючерс на индекс РТС, так как основные клиенты были краткосрочные спекулянты.

Вот он и говорит, что когда перешел в Управление Сбережениями , то стало намного легче. Ведь рынок прогнозировать на коротком интервале сложно, это стохастическая среда.

– Можно прогнозировать, но понимая, что происходит на рынке, в чем заключаются риски с разных сторон. Попытаться их оценить, прочувствовать.

Безусловно, это вещь не очень благодарная ( Ред. прогнозировать рынки ). Но при высокой волатильности и определенных ситуациях некоторые комбинации на рынке работают. Например в 2014-2015 годах мы заработали что-то на направленных позициях, пусть они были невелики по объему.

Тренды были понятны. Также было в 2008-2009 годах, там была альфа .

– Конечно, на эффективном рынке распределение вероятности вверх-вниз несильно отличается от симметричного. Последний случай, когда я позволил себе дать направленный прогноз и в статье в Forbes , когда курс находился ниже 50 рублей, и Центральный банк объявил, что будет покупать валюту для пополнения ЗВР. Ситуация стала асимметричной, риски вверх и вниз оказались разными, курс доллара скорее мог вырасти.

Понятно, что могла все равно на некоторое время сложиться ситуация, когда укрепление рубля продолжилось бы, но в данном случае прогноз сбылся довольно скоро. Конечно, я стараюсь воздерживаться от однозначных оценок. Но публика спрашивает, поэтому приходится отвечать на ее запросы.

Не вижу в этом ничего плохого. Иной раз экспертиза по рынку дает свое плоды.

Это не бесполезная вещь пытаться заглянуть в будущее рынка. Сценарии в рамках если – то возможны.

Сергей Романчук в кругу семьи

– Сергей, какое у вас хобби?

– В последнее время, это дети. У меня семья, трое детей. Все хобби крутятся вокруг этого.

Прогулки с детьми, какие-то совместные занятия. Конечно, люблю и путешествовать, рыбалку, спорт.

Я не являюсь спортсменом, но люблю и в теннис поиграть, на велосипеде покататься, в футбол иногда поиграть.

– А из путешествий какое запомнилось?

– Мы побывали во многих местах. Любимое место отдыха, где происходит отрыв от суетной московской реальности это Мальдивские острова, были там более 10 раз. Там я люблю заняться дайвингом.

У меня большой опыт погружений. В последнее время путешествуем по Европе, встречаем с друзьями, которых в последнее время много за границей.

Приятно вырваться из обыденностей. Дома в Москве копаем грядки.

– В дайвинге какой-то рекорд погружения устанавливали?

– Нет, это не дайвинг на рекорд, а скорее рекреационные вещи. Элемент спорта заключается в том, чтобы снять максимально красивые фотографии и видео, встретить редких обитателей глубин.

– Сергей, вы сами водите автомобиль?

– Стараюсь ездить так, чтобы правила не нарушать.

Беседовал Роман Некрасов, MarketLab : Financial Innovations

О admin

x

Check Also

Как создать личный кабинет в Сбербанке онлайн: пошаговая инструкция

Интернет-банкинг предлагает клиентам больше возможностей для проведения процедур дистанционно, без обращения в отделение. Для этого ...

Как отключить мобильный банк через личный кабинет Сбербанк Онлайн, телефон и смс

Отключить мобильный банк можно в личном кабинете Сбербанка Онлайн, с помощью отправки с телефона короткого ...

Как войти в личный кабинет Сбербанк Онлайн

Если банк не предоставляет услуги дистанционно, а у клиента нет доступа к операционному офису в ...

Вход в личный кабинет Сбербанк Онлайн

Сбербанк Онлайн ; это интернет-банкинг Сбербанка, система для самостоятельного осуществления банковских операций клиентом при удаленном ...

Бинбанк-Онлайн: личный кабинет

Интернет сервисы Бинбанка заслуженно получают высокие оценки пользователей. Личный кабинет Бинбанк-Онлайн – современная опция, позволяющая ...

Бинбанк онлайн – личный кабинет вход

БИНБАНК сегодня — надежная финансовая организация, одна из крупнейших в России. Ежегодные показатели демонстрируют постоянную ...

Агропромбанк интернет банкинг: вход в систему, личный кабинет

Агропромбанк – это коммерческий банк, который предоставляет населению комплекс качественных банковских услуг. Банк обеспечивает эффективные ...

Яков Новиков (Modulbank): Мы первыми дали возможность предпринимателям открывать счёт прямо через мобильное приложение

Яков Новиков (Modulbank): Мы первыми дали возможность предпринимателям открывать счёт прямо через мобильное приложение ​В ...

Юридическая компания Легион Москва

предлагает эффективные решения для Вас и Вашего бизнеса Юристы Компании Легион – профессионалы, обладающие обширным ...

Югру взяли с физличным – Газета Коммерсантъ № 123 (6117) от

ЦБ ввел временную администрацию в банк со 180 млрд руб. вкладов граждан Проблемы банка Югра, ...

ЮГОРИЯ – отзывы о страховой компании ЮГОРИЯ – настоящие отзывы клиентов в Народном top-рейтинге страховых компаний

В связи с тем что по статистике 60% населения РФ юридически безграмотны, страховая компания решила ...

Экс-президент Югры: Это было самое настоящее убийство

Экс-президент “Югры”: “Это было самое настоящее убийство” Экс-президент российского банка “Югра” Алексей Нефедов рассказал, какие ...

Эксперты оценили влияние отзыва лицензии у Югры на банковскую систему – РИА Новости

Эксперты оценили влияние отзыва лицензии у “Югры” на банковскую систему МОСКВА, 28 июл РИА Новости. ...

Экс-акционеры Югры не бросают борьбу – Коммерсантъ FM – Коммерсантъ

Бывшие владельцы банка Югра не оставляют попыток вернуть кредитную организацию. ЦБ еще в июле ввел ...

Что такое бонусы Спасибо от Сбербанка и как ими пользоваться?

Бонусы Спасибо от Сбербанка: как накопить и пользоваться? С каждым годом всё большую популярность среди ...

Что такое БИК банка Сбербанк, как его узнать по номеру карты, список БИК

На сегодняшний день Сбербанк занимает лидирующую позицию среди всех банков. Именно этому банку люди отдают ...

Что предложат банки в 2018 году, Банки и финансы, Журнал – Экономика Беларуси

В Беларуси идет активная цифровизация всех сфер экономики, причем банковский сектор в этом процессе играет ...

Что можно оплатить бонусами Спасибо от Сбербанка

Большинство людей старается как можно больше и выгоднее использовать различных видов скидок, получаемых после приобретения ...